БРАК ПО-ХРИСТИАНСКИ часть 1

Моральная оценка контрацепции

3702b33655f53a0fc3c9170b41d67d1b

           Изменение моего отношения к противозачаточным средствам зависит от того, получу ли я удовлетворительный ответ на два вопроса:

1) если есть воля Божья на то, чтобы мы покоряли землю, то почему должно противоречить воле Божьей обретение независимости (например, с помощью противозачаточных средств) от детерминизма, правящего нашей плотью?

2) Доктринерский (прошу простить за крепкое слово) протест против контрацепции грозит людям искушением прерывания беременности. Даже если предположить, что применение противозачаточных средств является чем-то плохим, то следует ли бороться с меньшим злом (контрацепцией) только для того, чтобы навлекать на людей несравненно большее зло (прерывание беременности)?

 

        Простите, но я довольно скептично отношусь к возможности изменения моральных взглядов под влиянием аргументов. Я полагаю, что наши взгляды формируются не столько на основе тех или иных аргументов, сколько на основе наших фундаментальных убеждений о человеке, основном смысле жизни, супружества и т. п. Отдельные аргументы лишь подтверждают эти наши фундаментальные убеждения подрывают их, однако случаи, когда убеждения в корне меняются, крайне редки. И это, в конце концов, к счастью. Ведь наши фундаментальные убеждения вытекают из того, чем мы сами руководствуемся: ценностями или антиценностями, истинными ценностями или мнимыми. Трудно представить, что было бы, если бы их выбор существенно зависел от наличных в данный момент аргументов.

          Для изменения склонностей и фундаментальных убеждений требуется гораздо более важный повод, чем тот или иной аргумент: требуется обращение или отступничество, то есть серьезная перемена - к лучшему или к худшему - в самой глубине души человека. Правда, некоторые люди производят такое впечатление, что их фундаментальные убеждения не имеют глубоких корней, и любой более веский аргумент может многое изменить в их взглядах. В Послании к Ефесянам содержится характерное предостережение для такой ситуации и призыв покончить с ней: “Дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения” (Еф 4, 14).

          Разумеется, нам, христианам, нельзя присоединяться к борьбе за души таких людей с помощью одних аргументов. Если мы приглашаем их в общину веры (а мы должны приглашать всех), то давайте делать это с помощью свидетельства о самых бесценных богатствах веры; ведь речь идет о необходимости каждому человеку, исповедующему христианскую веру, как можно глубже укорениться во Христе. Вы уже, наверное, чувствуете, в каком духе я собираюсь ответить на поставленные мне вопросы. То есть меня интересуют не столько аргументы против применения противозачаточных средств, сколько само христианское понимание супружества, из которого логически вытекает протест против этих средств.

          Итак, христианская вера рассматривает брак в его отношении к самому Богу. “Супружеская любовь, - пишет Павел VI в энциклике “Humanае vitae” - открывает свою истинную природу и свое истинное благородство, когда ее рассматривают в ее высшем источнике - Боге, Который есть Любовь (1 Ин 4, 8); ОТЕЦ, от Которого именуется всякое отечество на небесах и па земле (Еф 3, 15)”. Поэтому супружеская любовь обретает полноту и не имеет изъянов, только если супруги стремятся отдать друг другу себя целиком, а не какую-то часть себя. Ибо Господь Бог сотворил человека личностью, существом разумным, обладающим свободой, а значит способным принести себя самого в дар. Поэтому все плотское, что есть в человеке, только тогда будет истинно человеческим, когда обретет личностное измерение, т. е. измерение свободы и любви. Человеческая любовь выражается в различных сферах нашего человеческого естества, то есть не только в сексуальной сфере, но и в психологической, социальной, экономической и т. п., но по отношению ко всем этим сферам она трансцендентна. Я не уверен, что вышеприведенное высказывание вполне понятно. А поэтому попытаемся то же самое выразить немного иначе. Наверное, супружеская любовь состоит в том, что супруги оказывают друг другу взаимные услуги, терпеливо переносят наличие в них недостатков и различий, помогают и уважают друг друга, стараются построить такое материальное, психологическое и духовное пространство, которое бы хранило и углубляло их союз. Но вместе с тем супружеская любовь к этому не сводится, супружеская любовь - нечто гораздо большее: это обоюдное принесение в дар самого себя, взаимная отдача двух человеческих личностей. “Человек, - учит последний Собор (Пастырская конституция “Радость и надежда”, 24), - единственное на земле творение, которое Бог восхотел ради его самого, - может вполне найти себя самого только через искреннюю отдачу самого себя”.

       Обратите внимание! Очень легко согласиться с последними формулировками, вообще не вникая в их содержание. Либо - что еще хуже - легко счесть телесное соединение наиболее полной взаимной отдачей. Что же означает отдать любимому человеку самого себя? Прежде всего необходимо приложить усилия, чтобы дар, приносимый любимому человеку, был действительно ценным, по крайней мере, насколько это в наших силах. Поэтому надо отречься от своей ничтожности, не пренебрегать добром, которое мы могли бы творить, очищать свои  намерения, стремиться к самому главному в жизни, к тому, что больше всего обогащает человека - ведь мы хотим принести в дар самого себя! Необходимо вновь обрести внутреннюю свободу, вызволить свои высшие силы из-под власти страсти, научиться владеть собой во всех возможный сферах своего естества. Ибо дар, которым я хочу стать для любимого человека, должен быть как можно более истинным.

        Человек, которого я люблю, достоин того, чтобы приносимый мною дар не имел (насколько это возможно) никаких изъянов. Телесное соединение должно выражать сию целостную, объемлющую всю личность, любовь супругов. Но иногда оно бывает выражением лишь некой частичной любви: например, я люблю тебя за твою привлекательность, за то, что нам хорошо друг с другом. Вот причина, по которой Церковь протестует против контрацепции: Церковь таким образом охраняет целостность супружеской любви. Такая позиция Церкви глубоко обоснована кардиналом Войтылой в статье, написанной перед тем, как он был избран Папой: “Над современной мыслью довлеет раскол картезианского типа, который противопоставляет уму-сознанию человека его тело. В результате этого раскола особенно легко рассматривать все то, что относится к телу, исключительно в рамках одних соматических процессов. (...) Человек не может управлять собственным телом с помощью таких средств или методов, которые одновременно подрывают его способность подлинно владеть собой, а иногда и разрушают самообладание личности. Ибо такой способ управления телом, его естественными функциями, хоть и совершается методом, разработанным человеческим разумом на основе особого знания о соматических функциях, о процессах, происходящих в организме человека, все же противоречит более глубокому и “целостному” пониманию того, что человек является самим собой, т. е. личностьюу посредством самообладания, а это самообладание составляет неотъемлемую часть интегрального определения его свободы. (...)

          Очевидно, что при установлении  границ власти человека над собственным телом мы должны вникать в структуру бытия личности существа и на нее опираться” {Analecta Cracoviensia, 1978, т. 10, с. 23-25). Похоже, что в некоторых семьях применение контрацептивных методов приводит к еще более глубокой, чем указано выше, деградации супружеской любви. Порой случается так, что супружеская близость перестает быть выражением даже частичной любви. “Весьма справедливо возражение, - говорится в энциклике “Humanae vitae”, - что навязанный одному из супругов брачный акт, невзирая на его или ее состояние и законные желания, не является истинным актом любви; более того, подобный образ действия противоречит требованию истинного нравственного порядка во взаимоотношениях между супругами. (...) Резонно также опасение, что муж, привыкнув к употреблению противозачаточных средств, в конце концов потеряет уважение к жене и, перестав заботиться об ее телесном и душевном состоянии, станет рассматривать ее как простое орудие эгоистического наслаждения, а не как свою спутницу жизни, которую он должен любить и уважать. (...)

            Без сомнения, господство разума и свободной воли над ними невозможно без известной доли аскезы, дабы свойственные брачной жизни формы выражения любви привести в согласие с должным порядком, особенно в периоды воздержания. (...) Она [самодисциплина] вносит в семейную жизнь плоды радостного спокойствия и мира и облегчает преодоление всех прочих трудностей; она способствует взаимоуважению и заботливости супругов, помогает им преодолеть эгоизм - этого врага истинной любви - и углубляет их чувство ответственности в исполнении их долга. Родители приобретают таким образом способность более глубокого и действенного влияния на воспитание детей: дети и молодежь растут с чувствами должного уважения к истинным человеческим ценностям, счастливо и гармонично развивая свои способности ума и чувства”.  Очевидно, неизбежным последствием одобрения контрацепции является искажение взглядов на человеческую сексуальность. Сегодня в сознании многих людей сфера пола почти не связана с тайной передачи жизни. Многие люди ищут в этом скорее возможность развлечься или убежать от серой действительности, а иногда даже легкий успех и своего рода компенсацию своих неудач. Вы опасаетесь, не приведет ли решительный протест Церкви против контрацепции к учащению покушений на жизнь нерожденных детей. Обратите внимание на то, что требовние узаконить искусственные аборты стало особенно громко именно в тот момент, когда моральное признание противозачаточных средств достигло апогея. И это логично. Ибо если кто-то посчитал, что супружескую близость можно отделить даже от возможности зачатия новой жизни, то такой человек отреагирует на появление ребенка преимущественно недоумением, которое быстро переходит в агрессию: ведь этот ребенок появился - “незаконно”, а значит надо от него избавиться.

           Еще раз обратимся к энциклике “Humanae vitae”: “Человеку не дано неограниченное право распоряжаться своим телом, как не дано ему также - по особым здравым причинам - неограниченно распоряжаться способностью рождать, как таковой, из-за ее сокровенного предназначения пробуждать жизнь, источником которой является Бог”. Следовательно, обязанность особо уважать природу человеческой сексуальности вытекает из того, что таким образом на свет появляются люди, существа, наделенные Богом совершенно особым достоинством. Нарушать законы природы безнаказанно невозможно. Обратите внимание, например, на тревожный рост супружеской неверности. Не хотелось бы ограничиться примитивным объяснением, что супруги изменяют друг другу потому, что противозачаточные средства технически облегчают им эту задачу, хотя такой взгляд тоже небезоснователен. Речь идет о том, что осознание смысла человеческой сексуальности потеряло всякую глубину. Если забыта связь сексуальности и тайны передачи жизни, то, понятно, первостепенное значение начинает приобретать сексуальный подбор, изучение эротических методов, получение сексуального удовлетворения и т. п. Я не говорю, что такими вопросами надо совершенно пренебрегать, однако несомненно то, что это не имеет решающего значения для супружеской любви. А тот, кто рискует на этом строить свое супружество, пусть учтет, что, очевидно, строит свой дом на песке. Папа Павел VI учит, что “биологические законы присущи человеческой личности”. Ментальность людей, пользующихся противозачаточными средствами, не желает с этим мириться, считая, что биологические законы управляют только человеческим телом и не имеют ничего общего с законами духовности, которым подвластна супружеская любовь. Но ведь наши взгляды не в состоянии изменить действительность, они могут, в крайнем случае, привести к тому, что наше отношение к действительности будет неверным. Хотим мы того или нет, такова наша человеческая природа: телесное открыто духовному, и оба эти измерения взаимодействуют. Мы не в состоянии сделать так, чтобы, например, принятие пищи подчинялось отдельно физиологическим и отдельно духовным законам. К счастью, мы не строим клиник, где бы искусственно вызывалась рвота, несмотря на то, что можно было бы вполне “убедительно” пояснить, что такие заведения избавляли бы человека от подвластности биологическим законам и позволяли бы сконцентрироваться на общественном и эстетическом аспекте процесса принятия пищи.

 

ЯЦЕК САЛИЙ OP

Расклад Св. Імшаў

ЗВЫЧАЙНЫ ПЕРЫЯД

  

Панядзелак 09:00 
Аўторак 19:00 
Серада  09:00 
Чацвер 09:00 
Пятніца 09:00 
Субота  
 Нядзеля 10:00    
Св. Імша ў Халопенічах:    
Нядзеля